Владимир Изотов: Углеводородные богатства не должны быть экономическим тотемом Кипра - Вестник Кипра
Пятница, 27 декабря 2019 09:00

Владимир Изотов: Углеводородные богатства не должны быть экономическим тотемом Кипра

1114 izotovВ традиционном большом интервью ведущий эксперт НИУ ВШЭ, политолог Владимир Изотов делает обзор итогов уходящего года, рассуждая на самые важные темы, касающиеся экономической и политической жизни Кипра.

— Что, на ваш взгляд, определяло контекст главных событий уходящего года, политика или экономика?

— Международная политика. Восточное Средиземноморье становится ареной соперничества мировых центров силы. Здесь уже сталкиваются амбиции США, России, Евросоюза и, возможно, в скором будущем — Китая. Это внешние факторы. А изнутри регион больше всего дестабилизирует политика Турции. Все эти вопросы я подробно анализирую в свежем номере журнала «Успешный бизнес».

— Перспективы очередных переговоров по объединению острова также зависимы от этих процессов?

— После неудач женевского раунда в январе 2017 года стороны взяли паузу в переговорном процессе на два года. Но то, что мы увидели в Берлине, по правде сказать, не вдохновляет. Оркестр, состоящий из так называемых «гарантов Кипра» (Великобритания, Греция, Турция) «играет» по безнадёжно устаревшему договору 1960 года. Кроме того, Республика Кипр и «ТРСК» вряд ли смогут исполнить «симфонию объединения». Скорее, мы услышим дипломатическую какофонию. Существенный недостаток этой формулы — самоустранение Евросоюза как консолидированного игрока глобальной политики. Решается судьба государства, входящего в ЕС. Наблюдать со стороны — не самая правильная позиция, подрывающая то, что называется «нормативной» и «мягкой силой» интеграционного объединения. Не решив кипрскую проблему, Европа не может быть ни сильной, ни авторитетной. При этом в Брюсселе должны понимать, что верный пин-код к запуску программы по объединению острова могут ввести не в Брюсселе, Нью-Йорке и даже не в Никосии, но в Анкаре. Турецкая элита – ключевой фактор в этом вопросе. Элиминация Эрдогана из политического пространства и снижение роли военных должны создать в Турции ситуацию заинтересованности на основе прагматичного понимания того, что объединение выгодно экономически. Можно вспомнить пример из прошлого, когда Тургут Озал (президент Турции в 1989-1993 гг.) выступал за скорейшее решение кипрской проблемы, как отличный экономист (отец «турецкого экономического чуда»), понимая все выгоды. Но он столкнулся с сильнейшей оппозицией со стороны премьера Месута Йылмаза, за которым стояли военные. Пока у власти находится Эрдоган, кипрская проблема не будет решена. Инициатива Турции по размещению беспилотников на севере острова — лишнее тому подтверждение. В целом, пока у меня скорее пессимистическое видение перспектив объединения.

— Давайте переключимся на более оптимистичные экономические сюжеты. Какое событие можно считать наиболее значимым в уходящем году?

— Вероятно, это заключение крупнейшего (почти на 10 млрд долларов) концессионного контракта по добыче природного газа с международным консорциумом (Shell, Noble Energy, Delek). Ряд политиков назвали эту сделку определяющей в экономической судьбе острова. Но при всей заманчивости, делать ставку на углеводородную энергетику в долгосрочной перспективе – верный путь остаться во «втором мире». Передовые страны все больше ориентируются на низкоуглеродную энергетику. Посмотрите на последнюю программу развития, принятую недавно правительством Италии: экология и борьба с загрязнением климата становятся приоритетом развития. В экологическом рейтинге стран мира, который составляет Центр экологической политики и права при Йельском университете, Кипр занимает 24 место (Греция и Россия, соответственно, на 22-ом и 52-ом месте). Это неплохо, но недостаточно. Кипрские проекты в области «зеленой» энергетики и экологии все ещё испытывают дефицит инвестиций. С тех пор как были открыты залежи газа и, возможно, нефти, экономический расцвет, связывается прежде всего с ними. Но это рискованная ставка. Углеводородные богатства не должны быть экономическим тотемом Кипра. К тому времени, когда они начнут разрабатываться, в мире может произойти «зеленая революция», меняющая приоритеты на возобновляемые источники энергии. Ещё важный фактор: в течение года-двух вероятен новый глобальный экономический кризис, который может снизить цены на энергоносители. Но главное, варварски эксплуатировать природу больше невозможно. Мир уже давно вышел за «пределы роста» и стоит у опасной черты. Бескомпромиссный скандинавский тинейджер Грета Тунберг на обложке американского журнала Time (даже если мы примем точку зрения злопыхателей, что это чей-то коммерческий проект) – предвестник тектонических перемен в глобальном экологическом регулировании.

— Каким был прошедший год для российско-кипрских отношений?

— Взаимодействие наших стран ассоциировалось не только с политикой и экономикой. Футбольный матч в Никосии (Россия победила со счетом 5:0) будет ещё долго вспоминаться болельщиками. Причем судила игру бригада из Сербии, что создавало своего рода ортодоксальное трио союзников, занятная проекция политики на спорт. В сфере «высокой дипломатии» все было по расписанию – две главные встречи: на уровне министров иностранных дел и президентов. Первая носила в большей степени технический характер – главы МИД «сверяли часы» по важнейшим вопросам, зато вторая запомнилась откровенной риторикой Никоса Анастасиадиса, который обращаясь к российскому коллеге заявил: «Мы знаем, что у вас отличные отношения с Турцией. Нас они беспокоят, и мы надеемся, что вы окажете какое-то влияние на своего партнёра с целью скорейшего решения кипрской проблемы». Конечно, отношения Москвы с треугольником Греция-Кипр-Турция всегда находились в непростом геополитическом контексте и являются тестом на искусство дипломатии. Известные факторы, прежде всего, в области военного сотрудничества России и Турции, весьма настороженно воспринимают в Афинах и Никосии. Но российский МИД, видимо, контролирует эту стратегию. Помните слова Бисмарка: «Дипломатия должна по мере надобности откладывать, предупреждать или вызывать войну»? Надеюсь, что речь идет о первых двух вариантах.

— Громкие истории с отзывами кипрских «инвестиционных паспортов» у россиян как-то связаны с двусторонними отношениями?

— Многие комментаторы по горячим следам начали искать тень США и долю умысла со стороны кипрских властей, поддавшихся их натиску. Это довольно «плоская» точка зрения, надо понимать глобальный контекст происходящего. Общая линия мировой экономики на повышение прозрачности и чистоты сделок в области «гражданства за инвестиции» появилась несколько лет назад. Еврокомиссия опубликовала резонансный доклад в начале 2019 года, но работа велась давно. Все это — побочный вариант главной стратегии, которую проводит ОЭСР1 по повышению прозрачности мировой финансовой системы, в том числе через внедрение единого стандарта отчетности CRS (Common Reporting Standard). В этом году ОЭСР подвела итоги 10-летней работы в сфере внедрения международных стандартов налоговой прозрачности. Кипр, даже не являясь членом организации, не может бойкотировать требования ОЭСР и тем более ЕС. Обратной дороги в «серую зону» уже нет. Процедуры проверки источников дохода будут только ужесточаться, вся юридическая история заявителей будет изучаться под микроскопом. Почти наверняка станет обязательным официальная публикация фамилий всех без исключения граждан, причем, не только после получения паспорта, но уже на стадии заявки.

— После парламентских выборов в Великобритании в середине декабря наконец-то зафиксирован точный срок Брексита – 31 января. Сохраняются ли какие-то риски для киприотов в Великобритании и англичан, живущих на острове?

— В 2016 году сразу после исторического референдума на сайте британского МИД появилась формулировка «The UK is leaving the EU» и обещания относительно того, что при любом варианте Брексита, Лондон примет все необходимые меры для защиты прав резидентов ЕС, в том числе и граждан Кипра. Но «настоящее длительное время» затянулось. Конечно, в этот странный период всем пришлось понервничать, в том числе и британцам с MEU1 и даже с MEU3, но после победы консерваторов на выборах все определилось. Ещё летом кипрский Парламент по рекомендации Еврокомиссии принял юридический пакет, регламентирующий права британских подданных. Да, с февраля Британия перестанет быть частью ЕС, но договариваться по отдельным пунктам развода стороны будут весь следующий год и в любом случае останутся тесными партнерами. Кипр входит в Содружество наций (the British Commonwealth) – глобальную экономическую и политическую сеть, дающую её членам определенные привилегии. К слову, в октябре прошлого года прошла важная встреча министров финансов Содружества, на которой председательствовал экс-глава кипрского минфина Харис Георгиадис. Были согласованы меры по предотвращению долгового кризиса в странах и представлена уникальная платформа (Commonwealth financial technology toolkit) для коллективного ответа на возникающие финансовые вызовы (такого формата явно недостает Евросоюзу). Важность этого решения ещё предстоит оценить. Фактически речь идет о глобальном регулировании под руководством Великобритании — системной поддержке макроэкономической безопасности всех 53 стран Содружества.

— И в заключение, ваши пожелания нашим читателям в наступившем 2020 году.

— 2020 год – важная дата в политической истории, 60 лет назад Республика Кипр стала свободной. Соответственно, всем желаю свободы – финансовой, профессиональной, психологической, эмоциональной. И ещё, чтобы праздничное настроение наполняло вашу жизнь теплом, а наступающий год принес счастье и процветание.

1 Организация экономического сотрудничества и развития (Organisation for Economic Cooperation and Development, OECD) - международная организация развитых стран, признающих принципы представительной демократии и свободной рыночной экономики. В неё входят 36 государств, в том числе большинство стран ЕС.

 

Прочитано 1371 раз