Грибная поляна, или История с запашком - Вестник Кипра
Суббота, 20 июня 2020 09:00

Грибная поляна, или История с запашком

Фото автора Фото автора

Игорь Англер собирает забавные и поучительные истории. По роду своей деятельности (работа в международной юридической фирме) он объездил полмира, встречался со многими интересными людьми и везде находил идеи и сюжеты для своих произведений. Игорь пишет иронические рассказы и миниатюры, но малыми формами не ограничивается – в авторской копилке есть и романы. Предлагаем вашему вниманию один из рассказов, написанный на Кипре.

– Дорогая, тебя не достали эти местные радиостанции? Болтают больше, чем итальянские.

– Милый, а ты покрути вон ту штучку и, может быть, найдёшь что-нибудь на английском!

– О, точно! Родной язык. Я даже готов терпеть ваш лондонский акцент. Спасибо за наводку, любимая!

– Я рада, что тебе понравилось.

– Рейчел, отчего вы, англичане, вот такие с-с-с… скажи мне, а?

Семейная пара – он американец родом из Огайо, а она – англичанка из Ньюкасла, вели свою обычную пикировку по дороге на пикник в горах.

– Поворачивай! Проскочишь! – это, конечно, Рейчел оставила за собой последнее слово.

Дональд скосил на жену глаза, ничего не ответив. Заскрипели тормоза, и шины зашуршали по грунтовке из краснозёма. Его пласты яркого кирпичного цвета разрезались жесткими рёбрами из белого известняка. Дональд медленно вёл неновую «Тойота RAV-4», трясясь на красно-белом «бисквите» лесной дороги. Американец опустил окна с обеих сторон и вдыхал смолистый воздух с лёгким ароматом солёного бриза. Слева на пассажирском сидении сидела Рейчел и ждала удобного момента, чтобы отпустить очередную шпильку своему мужу. Под колёсами хрустели шишки. Пчела с желтоватым мешочком на брюшке догнала «Тойоту» и полетела рядом, жужжа и с опаской заглядывая в салон – как бы не отняли мёд.

Слева между деревьями замелькали когда-то белые, голубые, бордовые, а теперь обшарпанные ветрами ящики. Между ними бродил старик. Пчела, вжикнув на прощание, прошмыгнула перед носом машины и улетела в свой «кооператив».

«Куда подевались мои ослы?» – озирался по сторонам старый Савва.

Он заметил автомобиль, который карабкался сквозь лес всё выше и выше по холму. Старик проводил «Тойоту» взглядом, пока та не скрылась за деревьями.

– Хватит, Дональд, тормози уже! Ты… когда-нибудь… свалишься… в пропасть, – равнодушно с расстановкой произнесла Рейчел.

Она спокойно посмотрела мимо мужа, как королева на Бόриса Джонсона, и отвернулась в окно. Внедорожник, действительно, остановился почти у самого обрыва. Каменный карниз с рваными «сырными» дырками на гладкой поверхности резко переходил в отвесную стену. Заглядывать вниз было жутковато. Даже сосны благоразумно остановились в десяти шагах от обрыва, изо всей силы вцепившись корнями в каменистую породу. Дональд наклонился и сорвал дикий лимонник. Растерев его в ладонях, он глубоко затянулся дразнящим вкусным запахом и пошёл назад к жене.

кафикас1

– Все сосны одинаковые, но ты вечно прёшься к самому краю! – сказала Рейчел.

– Ты скажи ещё, что это от страха иголки у них встали дыбом, – ответил Дональд, показывая на длинные иглы, торчавшие в разные стороны, словно волосы на клоунском парике.

Он обошёл машину, открыл багажник и достал оттуда складные кресла и упаковку пива «КЕО».

– Ты мой грушевый сидр не забыл? – послышался протяжный «королевский английский».

«Попробовал бы я только, – вздохнул Дональд. – Вот она, англо-саксонская судьба: угораздило жениться на англичанке! Слава Иисусу, что не на принцессе Диане. Даже бедняга Гарри сбежал с Меган. И куда? В Канаду. Фак! Нет, Кипр всё же лучше, пусть и с англичанкой. К тому же она, кажется, не рвётся обратно в свой Ньюкасл. И даже «брекcит» её не пугает.»

Американец звякнул парой бутылок «Chesters».

– Ты скоро откроешь свой бар? – нетерпеливо крикнула Рейчел.

Дональд поставил кресло для жены в тени старой и изогнутой, как олений рог, сосны. Открыл ей сразу обе бутылки с сидром и пошёл в сторону, к краю обрыва. Там его ждали просиженный стул для пикника, пиво и распечатанный на «ксероксе» номер «The Washington Post».

– Да здравствует кипрский дауншифтинг, и будь благословенен местный налоговый режим! Хороший климат и низкие налоги – вот рецепт рая на земле.

Дональд под шипение пивной пены, рвавшейся на свободу, мысленно послал куда подальше пляжи Майями и зашуршал страницами, отыскивая статью про импичмент президенту США.

Внизу лежала Пейя, по-византийски беспорядочно раскрасив долину квадратиками белых стен и выжженным «бордо» черепичных крыш. Возле домов голубели кляксы бассейнов. По вьющемуся дорожному серпантину шмелями сновали машины. Вдалеке, ломая пенящиеся волны о каменистое побережье, море вгрызалось в него, очерчивая причудливую линию бухт. Ещё дальше то ли небо падало в воду, то ли вода поднималась стеной вверх – там, за горизонтом, всё сливалось в мутной мешанине цвета «индиго».

Сегодня море и небо одинаково рябили серебристой фольгой: по небу летела пелена невесомых, почти прозрачных облаков, а по морю бежали наперегонки белесо-серые волны. Солнечные лучи, пробиваясь сквозь облака, расцвечивали жёлтыми пятнами малахитовую плиту Средиземного моря, которое каждый день является в новом образе. Завтра оно снова будет другим.

На Кипре у Дональда неожиданно обнаружилась тяга каждый раз после ланча выезжать в горы, чтобы почитать газету на карнизе с видом на свою деревню и море. Так странная привычка стала почти ежедневным обрядом. Рейчел иронично прозвала этот ритуал «посмотреть National Geographic», но, тем не менее, сопровождала мужа на прогулках по горам. Дональд же находил приятным чтение паникующих газет в умиротворяющей обстановке. Новости, катастрофы, проблемы, скандалы – всё становилось здесь, на краю обрыва, отстранённым и нереальным, как фантастика.

– Куда же запропастились мои ослы?

Савва давно проверил ульи и собрался домой в Кафикас. Ему не терпелось пропустить стаканчик розового вина «Келайдонис». Он, наслушавшись рассказов одного русского писателя о прованских розовых, решил повторить их купаж на основе сорта шираз. И этот винтаж с первого раза получился особенным. Никто из друзей не верил, что такое вино можно делать на Кипре. Вот Савва и торопился к себе на винодельню «Стерна», чтобы ещё раз насладиться свежим ароматом нового вина. Савве очень нравился необычный светло-розовый цвет и фруктовый аромат напитка с привкусом кураги.

– Как сказал русский? Модный лососевый цвет? Но ведь получилось! Нет, где же ослы?!

Солнце поднялось высоко и, несмотря на ноябрь, стало припекать. Кроме того, оно теперь било прямо в глаза и слепило. Читать стало трудно. Дональд приложился к бутылке. Он медленно допивал пиво, дожидаясь, пока со дна стекут остатки вкусной пены. И только после этого встал и перенёс стул в тень. Под деревьями пахло смолой вперемешку с терпким ароматом как будто мужского одеколона, настоянного на сосновых шишках и иголках. Дональд пощупал холодное стекло пивной бутылки и приготовился погрузиться в приятно далёкие политические разборки. Но у Рейчел сегодня было явно «парламентское» настроение, и она начала пикировку.

– Ну что, когда твоего тёзку упакуют в тюрьму? Как же он там, бедняга, без гольфа?

– На шею этого бычка ещё не связано то лассо!

– А вдруг тот ковбой уже родился? Не веришь? В наше время всякое может случиться, даже…

– Брекcит?

– Хотя бы.

– А мне кажется, что вы, англичане, уже вступая в ЕС, знали, что сбежите из него и обязательно со скандалом.

– Зато мы никого не бомбим!

– А не у вас ли от матерей бегут дети? Сама королева-мать не может удержать любимого принца с семьёй. Каково?

– Наша королева выше всего суетного…

– Но это не значит, что она ни при чём. Жаль, принцессу Диану нельзя спросить. Уж она-то порассказала бы о свекрови.

– Не лезь в королевские дела! И без Гарри к престолу длинная очередь.

– Конечно, дорогая. Кто бы сомневался, что бабушка Лиза способна в одиночку разобраться с привидениями Букингемского дворца. И всё-таки не хватает вам, англичанам, настоящего Оливера Кромвеля! Интересно, в Виндзоре Стюарты воют по ночам? Будь я юристом, я бы сварганил дельце «Стюарты против Короны»! Чем не #MeToo? Не слышала, наследников не осталось? Может папа Римский чем поможет?

– Адвокат выискался! Защищай своего Трампа, а то у него скоро совсем не останется козырей, – Рейчел поднялась. – Пойду прогуляюсь по лесу, нарву лимонника к чаю.

Дональд встал тоже.

– Не ходи за мной, – сказала Рейчел и ушла.

Оставшись в одиночестве, Дональд отложил газету – читать больше не хотелось. Тут он заметил, что поляна вокруг была кем-то разрыта.

«Не может быть, кабаны на Кипре не водятся,» – подумал Дональд и, отхлебнув пивка, задремал... Проснулся он от грубого пинка в спину.

– Рейчел, что за шуточки?! Какого чёрта ты толкаешься?

Недовольный Дональд обернулся, но жены сзади не оказалось. Вместо неё стояли два осла. Один из них снова боднул головой в спинку стула.

– Ну-ка, быстро исчезли откуда пришли! – американец щелкнул одного осла по носу.

Но ослы не уходили, продолжая упрямо стоять рядом с Дональдом.

– Я кому сказал, отвалите и не воняйте!

– Дональд, тебе нужно срочно показаться психотерапевту! Ты уже сам на себя ругаешься, – вернулась Рейчел.

– К дьяволу твоего Фрейда! Посмотри, кто пришёл к нам в гости! Эти ослы почему-то хотят согнать меня с моего места и бодаются.

– А-а-а, это твои демократы подошли на сенатские слушания, да?

Осёл, словно поняв смысл сказанного, пихнул Дональда.

– Нет, это уже ни в какие ворота не лезет! Достали вонючки упрямые. Поехали, Рейчел, домой!

Газанув в отместку ослам под самый нос, «Тойота» рванула с места. Через пару сотен метров Дональд неожиданно остановил машину.

– Ты чего? – не поняла причины остановки Рейчел.

– Это его ослы! – Дональд показал на шедшего им навстречу старого киприота.

Когда тот поравнялся с автомобилем, Дональд опустил стекло и зло бросил: «Привязывать ослов нужно крепче, чтобы не бродили и не бодались!»

Савва непонимающе посмотрел на недовольного чем-то американца и, пожав плечами, пошёл дальше. «Тойота» сорвалась с места. Савва пошёл вверх. Он дошёл до развилки. Здесь дорога поворачивала налево, дальше в горы, а направо, к обрыву, уходил короткий «аппендикс». Справа послышалось довольное фырканье. Ослы копались на той самой поляне, откуда несколько минут назад была изгнана семейная пара.

– Чего они там нашли? – удивился Савва и подошёл ближе.

«Иа-иа!» – узнали ослы хозяина, но тут же уткнулись носами в землю.

– Вот куда вы повадились! Всё кругом разрыли. Почему?

Савва подобрал валявшуюся палку покрепче и вклинился между ослами.

– Ну-ка, подвинулись, демократы. Дайте старому папе посмотреть!

Через минуту Савва держал два увесистых чёрных комка, размером с кулак каждый. Это были… трюфели.

– Откуда они здесь? – не понимал Савва.

Он набрал по мобильному своего приятеля Андреаса. Тот перезвонил через пять минут. По словам его девяностолетнего отца на этих холмах когда-то росли дубы, которые то ли срубили, то ли сгорели в лесном пожаре. На их месте выросли теперешние сосны. Но корни дубов остались. Остались на них и трюфели.

Ослы чуяли, что американца и англичанку нужно было гнать с поляны. А потому что нечего без толку рассиживаться на грибных местах, если нюха нет и в международной обстановке не разбираешься.

***

Игорь Англер
Кафикас, Кипр, ноябрь 2019 г.

Публикуется в сокращённом варианте