The Arab Revolutions: кто виноват и что будет? - Вестник Кипра
Пятница, 11 февраля 2011 09:00

The Arab Revolutions: кто виноват и что будет?

Знакомый московский фотожурналист вернулся из Каира: «там горячо, опасно, но интересно. На улицах две группы людей, одетых похоже, что-то скандируют по-арабски. Основное отличие – одни несут обычные портреты президента, другие – перечеркнутые». Впрочем, фотографии посмотреть не удалось: встретившиеся полицейские настойчиво попросили стереть все с карты памяти.

Четвертая волна

Прошло не так много лет с 90-х годов прошлого века, которые называли «временем глобальной демократизации». Распадались казавшиеся монолитными тоталитарные режимы, на месте которых появлялись новые демократии. Эти процессы с легкой руки западных экспертов по демократии получили название «третьей волны демократизации» (первые две «волны» обычно датируют 1828-1926 и 1943-1965 гг.), всплеск которой начался в середине 1970-х годов на юге Европы. Тогда были разрушены военные диктатуры в Греции, Испании, Португалии. Далее она распространилась на Латинскую Америку, дошла до некоторых стран Юго-Восточной Азии и, наконец, захватила страны Центральной и Восточной Европы и все постсоветское пространство. Затем, уже в начале XXI века, стали появляться прогнозы неизбежности «четвертой волны» демократизации, которая размоет сохранившиеся авторитарные системы в Китае, мусульманском мире, арабской и черной Африке.

По крайней мере, последние два предсказания оправдались в 2011 году, когда мы стали свидетелями взрывного развития событий в Египте и Кот-д'Ивуаре (Берег Слоновой Кости), Тунисе и Йемене (в чуть меньшей степени). Все конфликты пока находятся в «настоящем длительном времени». Что же происходит, есть ли в событиях логика и можно ли дать обоснованный прогноз?

Куда качнется маятник?

Одна точка зрения была популярна в ходе посткоммунистической эйфории 1990-х годов. Она прямолинейна и притягательно проста: куда бы страны ни шли, все дороги ведут к торжеству либеральной демократии. Такая вот зеркальная по отношению к коммунизму теория (вспомните не столь древние тезисы о «неизбежности коммунистической эры»). Последовательность событий и пункт назначения ясны, вопрос только в том, кто придет раньше или позже. Однако чем старше становится мир, тем больше очевидно, что это не совсем так. Достаточно задуматься и сопоставить качество демократии, скажем, в Литве и Таджикистане, Чехии и Белоруссии. Посткоммунистические переходы могут быть не только поступательными, но и регрессивными. Эволюция политических систем может идти по множеству путей. Эта тенденция особенно вероятна в мусульманских странах. Ислам – системная религия, она определяет все стороны жизни человека. И самое главное: современный ислам неотделим от политики. Сегодня все больше правящих режимов стремятся подкрепить свою политику догмами шариата.

За частью оппозиции в Египте стоит организация «Мусульманское братство». Конечно, это не террористическая организация типа «Аль-Каиды», но и демократическим это движение назвать нельзя. Их идеал – государство, основанное на шариате. Такая система изначально закрыта для дискуссий, особенно по таким болезненным для «настоящих мусульман» вопросам, как роль женщин в обществе. В международных вопросах договариваться с «братством» будет очень проблематично.

Достаточно напомнить, что государства Израиль для них просто не существует. Ключевой вопрос сегодня: «куда качнется египетский маятник»? В сторону демократизации или в сторону религиозного экстремизма? Новейшая история арабских стран показывает, что в народных протестах исламисты играют важную консолидирующую роль, освящая выгодные им действия лозунгами великой религии. Второй урок современной исламской истории свидетельствует о подозрительно частой трансформации религиозно-образовательных движений в террористические.

Однако в случае победы демократических сил спокойствие и благосостояние Египту не гарантировано. Новой демократически избранной власти после избрания не избежать экономических реформ, возможно болезненных. Не исключено, что сегодняшние протестные активисты через год-полтора будут точно так же координироваться через Twitter, но уже против избранного правительства. В таком случае в результате следующих выборов (не исключено, что тоже досрочных) перевес окажется на стороне выходцев из старой системы, то есть сторонников Мубарака.

Тогда выстроится новый авторитарный режим, но с теми же иерархично-замкнутыми структурами, опирающимися на военные элиты.

Тем не менее, арабские лидеры уже начали учить доказательство теоремы о том, что «если это случилось в Египте, это может произойти в любой стране арабского мира». Так Президент Йемена Али Абдалла Салех (в президентском кресле с 1978 года) отозвал поправки к Конституции, позволявшие ему стать пожизненным президентом. Он также подчеркнул, что не будет добиваться избрания на этот пост своего сына.

Западные нонсенсы и «форпост надежности»

«Демократия» в Египте, конечно, хромала на обе ноги. Президент с тридцатилетним стажем, правящая национал-демократическая партия, им же возглавляемая, стабильно высокий уровень коррупции, неограниченные полномочия силовиков, согласно «закону о чрезвычайном положении», введенному тоже почти тридцать лет назад. Любопытно, однако, что до начала волнений США и ЕС признавали египетскую «демократию» и практически не призывали руководство страны к ее реформированию. Мубарак устраивал всех лидеров западного мира, обеспечивая хоть какую-то стабильность региона. На внутреннюю политику закрывали глаза. Более того, уже после первых демонстраций, вице-президент США Джозеф Байден успел заявить, что «Мубарак не диктатор, в отставку уходить не обязан и по-прежнему остается союзником американцев». Такой конфуз в очередной раз засвидетельствовал слабеющее влияние США и их неподготовленность к событиям такого рода на Ближнем Востоке.

Удивительный промах допустила и глава французского МИДа Мишель Альо-Мари. В разгар антиправительственных выступлений, приведших к свержению Президента Бена Али, она предложила ввести войска в Тунис, чтобы поддержать местное правительство. На фоне этих нонсенсов конфликт в Египте вновь подчеркнул важное географическое положение Республики Кипр и отличное состояние инфраструктуры. Наверняка, это еще больше укрепит репутацию государства как «форпоста надежности» ЕС в Восточном Средиземноморье.

Тысячи людей уже эвакуированы через Кипр. Президент Димитрис Христофиас в связи с египетским кризисом подчеркнул «необходимость плавного перехода от ситуации, чтобы гарантировать демократические права всех граждан, которые должны сами решать вопрос о будущем своих страны без внешнего вмешательства».

Владимир ИЗОТОВ,
кандидат политических наук

Прочитано 1810 раз