Маврикий против Великобритании: аналитический взгляд на деколонизацию XXI века - Вестник Кипра
Пятница, 05 октября 2018 09:35

Маврикий против Великобритании: аналитический взгляд на деколонизацию XXI века

Международный суд ООН в Гааге приступил к рассмотрению дела «Маврикий против Великобритании». Мир словно отъехал на машине времени на полвека назад. На повестке снова стоит вопрос об архаичных пережитках колониализма. Небольшой остров настаивает на несправедливости отделения от него архипелага Чагос при предоставлении независимости. В кипрском обществе процесс вызывает особенный интерес. На одном из островов архипелага на правах аренды размещена военная база США. Претензии Маврикия поддерживают 22 страны, в том числе, Кипр. Напрашиваются очевидные аналогии с британским присутствием на острове, и в целом эта история – отличный повод поговорить о колониализме, его последствиях и воплощениях в современном мире.

История вопроса и юридические тонкости

Маврикий, островное государство в юго-западной части Индийского океана, получило независимость от Великобритании в 1968 году. При этом архипелаг Чагос (7 атоллов и 60 островов) остался под юрисдикцией британской короны. На протяжении своей истории Маврикий, открытый португальцами, входил в голландскую (с 1638 года) и французскую (с 1715 года) колониальные империи. Разгром Наполеона заставил Францию передать остров англичанам по Парижскому договору 1814 года.

Суть претензий Маврикия заключается в апелляции к нарушению права на самоопределение. Его правительство утверждает, что отделение архипелага Чагос противоречит резолюции 1514 ООН 1960 года – так называемой «Колониальной декларации», не допускающей распад колоний до обретения независимости и закрепляющей право их народов на самоопределение. По мнению представителей тихоокеанского государства, страна была вынуждена отказаться от островов, что привело к их незаконному отсоединению накануне обретения независимости.

Великобритания, напротив, заявляет, что считает неуместным использование процедуры консультативного заключения суда для вмешательства в спор между государствами. Юристы, представляющие Лондон, настаивают на том, что право на самоопределение не было закреплено в международном законодательстве до 1970-х годов, то есть, после отделения архипелага от Маврикия.

Происходящее пронизано глобальным военно-стратегическим подтекстом. На острове Диего Гарсия, входящем в архипелаг Чагос, находится база ВВС США, имеющая исключительное значение с учетом операций на Ближнем Востоке и в Афганистане. Аэродром на острове может принимать и обслуживать самолеты всех типов, в том числе стратегические бомбардировщики В-52 и «невидимки» B-2 (СТЕЛС). В 2016 году срок аренды базы был продлен на 20 лет. Особое возмущение у мировой общественности вызвали открывшиеся после рассекречивания дипломатических документов середины 1960-х годов факты принудительного перемещения илоев, коренных жителей острова, на Маврикий. Сегодня Великобритания открыто признает «позорность» такого шага, одобренного Гарольдом Вильсоном*, угодливо развивавшим в то время политику «особых отношений» с США.

Деколонизация 2.0

История достаточно убедительна: владеть империей намного легче, чем избавиться от нее. В свое время Махатма Ганди (памятник которому, кстати, установлен в Никосии) оказал англичанам большую имиджевую услугу. Он сделал все для прекращения их господства в Индии, но позволил уйти достойно и без затаенной вражды. О великих империях, некогда формировавшихся вокруг Нидерландов, Испании и Португалии напоминают только залы исторических музеев. Казалось, проблема колониализма навсегда ушла в тень мировой политики, но спор между Маврикием и Великобританией обновил повестку.

Неожиданно выяснилось, что империи все еще с нами. На сегодняшний день в мире остается примерно полсотни заморских территорий, не имеющих политического суверенитета, вооруженных сил и полностью зависящих от своих метрополий. Как правило, это экзотические острова, многие из которых, между прочим, вмонтированы хитроумными юристами в глобальные офшорные схемы. Аналитики, держащие в фокусе внимания судебный процесс в Гааге, пишут почему-то только о серьезных последствиях для Великобритании и ее 16 заморских территорий. Однако метрополии XXI века – это не только Туманный Альбион, но и Франция, США, Испания, Нидерланды и даже небогатая Португалия с Мадейрой и Азорскими островами.

Содружество и растущая роль Кипра

Британия переживает непростые времена. Спор с Маврикием, входящим в Содружество наций, проходит в крайне неудобное «политическое время». Переговоры с ЕС по условиям брексита буксуют раунд за раундом. Премьер-министр Тереза Мэй находится в положении, которое английский политический лексикон описывает как «при должности, но не при власти» (in office but not in power). Особые отношения с США уже не выгладят стабильными и долгосрочными. Уровень непредсказуемости администрации Трампа возрастает.

В этих условиях Лондон делает глобальную ставку на Содружество наций. На последнем саммите организации много говорилось о ее новой роли и гибкой сетевой структуре как очевидном преимуществе перед закостенелой брюссельской бюрократией. Но когда речь зашла об увеличении финансирования, выяснилось, что Великобритания тратит на Содружество меньше, чем Франция на «свою» La Francophonie**, объединяющую 58 франкоязычных стран: 56 млн евро у Лондона против 85 млн. Организации конкурируют за имидж и экономические преференции в глобальном масштабе, продолжая Столетнюю войну в XXI веке. Британцы обещали увеличить расходы, но понятно, что эта сумма будет привязана к затратам по итогам «развода» с Брюсселем.

На последнем саммите Содружества в контексте брексита речь шла и о двух средиземноморских странах – Кипре и Мальте. Высокопоставленные британские политики отмечали их возрастающую роль как синхронно интегрированных в ЕС и Содружество. По крайней мере, лорд Ахмад Уимблдонский, министр по делам Содружества, рассчитывает на некие «привилегированные отношения» с Кипром. Детали пока отсутствуют, здесь тоже многое будет зависеть от финансовых итогов закрытия сделки с Брюсселем.

Прогнозы и последствия

Если суд станет на сторону Маврикия, последствия могут быть достаточно интересные. Консультативные заключения Международного суда ООН не являются обязательными, и механизм глобального юридического принуждения отсутствует. Однако Лондону угрожает международное давление в отношении статуса заморских территорий, к которым относятся и британские базы на Кипре. Не исключен пересмотр соответствующих статей международного права, фиксирующих постколониальный суверенитет. Бывшие британские колонии, вдохновленные примером Маврикия, могут поставить вопрос о легитимности договоренностей 50–70-летней давности.

У потенциальных исков будет общий антиколониальный знаменатель, но на этом сходство заканчивается. Статус каждой из заморских территорий – результат международных договоров, пересмотр которых в ближайшее время не выглядит реалистичным. Практически все современные метрополии остаются сильными игроками, формальная независимость от которых может не оправдать себя экономически. Отношения между ними и заморскими территориями в большинстве случаев юридически уникальны. Обобщать и прогнозировать прецеденты на примере архипелага Чагос было бы излишне схематично. И тем более, ставить процесс Деколонизации 2.0, открывшийся делом «Маврикий против Лондона», в центр мировых событий.

Даже в случае победы Маврикия Кипру будет непросто повторить этот успех. Пересмотр Договора о независимости 1959 года и, соответственно, статуса Великобритании как государства-гаранта выглядит маловероятным.

Сегодня в кипрском обществе и на политическом уровне мы наблюдаем острую полемику. Одна точка зрения считает правильной поддержку Маврикия и предвкушает перспективу похожего процесса для британских баз, вторая – сомневается в необходимости конфронтации с Великобританией, напоминая о ее роли в процессе возможного объединения острова.

В любом случае, последствия могут проявиться в сфере внутренней политики. Антиколониализм всегда был знаменем левых сил, благодаря которому они укрепили влияние в 1950-70-х годах. Дальнейшие иски против метрополий могут усилить социалистические партии различного толка, в том числе, в странах ЕС. Для Кипра это может означать рост влияния АКЕЛ, занимающей бескомпромиссную позицию по вопросу британских баз, – фактор, который может сказаться на президентской кампании 2023 года.

Владимир ИЗОТОВ
кандидат политических наук, доцент факультета политологии МГУ

*  Премьер-министр Великобритании в 1964–1970 и 1974–1976 годах.
** Франц. Франкофония — международная организация сотрудничества франкоязычных стран мира – прим. ред.