Йоргос Кунтурис: «Нужна государственная стратегия» - Вестник Кипра
Воскресенье, 03 февраля 2019 08:12

Йоргос Кунтурис: «Нужна государственная стратегия»

georgos kountouris Йоргос Кунтурис – художественный руководитель Кипрского молодежного оркестра и музыкальной школы, которая готовит юные таланты. В 2006 году он окончил Санкт-Петербургскую государственную консерваторию, прекрасно говорит по-русски и считает русские традиции в преподавании музыки и подготовке юных музыкантов лучшей школой. Мы поговорили об оркестре, о кипрских талантах, о системе преподавания музыки на Кипре и о планах Йоргоса по дальнейшему развитию своих учеников и повышению уровня исполнительского мастерства и музыкальной грамотности на Кипре в целом.

ОРКЕСТР

– Как устроен оркестр? Есть ли какие-то гранты или конкурсы по отбору детей в основной состав? Откуда вы берете учеников?

– Я думаю, стоит начать с объяснения структуры самого оркестра. Он был создан в 1986 году как государственный молодежный оркестр Кипра. В 1994 году я стал его концертмейстером и первой скрипкой. Потом я уехал учиться, а с 2013 года стал художественным руководителем оркестра и его главным дирижером.

Став худруком, я создал в оркестре следующую структуру. Существуют два сектора – музыкальная школа при оркестре и сам симфонический ансамбль. Музыкальная школа работает как академия оркестра, она выдает государственные гранты ста самым талантливым детям со всего Кипра. Мы набираем учеников с 6 лет по всем классам инструментов симфонического оркестра. Преподаватели занимаются с ними индивидуально, по 90 минут в неделю. Со второго года обучения присоединяется пианист, который сопровождает учеников на концертах.

Дети попадают в один из юношеских ансамблей, их у нас четыре. Это маленькие оркестры, где проходит первая стадия погружения. Ребенок впервые вступает в контакт с другими музыкальными инструментами, слушает гармонию. Дети играют и занимаются в юношеском ансамбле два года. Затем, на четвертом году обучения, мы ожидаем, что наши дети, которые получили грант, вступят в основной состав оркестра. Если они не достигли должного уровня для этого, значит, наша инвестиция не оправдала себя, и мы обязаны отдать грант другому ребенку.

В оркестре 84 музыканта. Каждый может выступать как сольно, так и с другими оркестрами. Поскольку все дети после 18 лет уезжают учиться, существует ротация: приходят новые студенты, им выдаются новые гранты.
Двенадцать лет занятий музыкой – это оптимальный подход к образованию. Мы уверены, что в возрасте 18 лет наши ученики могут поступить в любую консерваторию мира.

СИСТЕМА ОБРАЗОВАНИЯ

– Вы преподаете по британской системе или придерживаетесь принципа всеобъемлющего образования, при котором есть и хоровая подготовка, и сольфеджио, и другие музыкальные предметы?

– До прошлого года мы преподавали и теорию музыки. Это был своего рода «коктейль» из сольфеджио и других предметов. К сожалению, совет директоров оркестра решил, что это не наша работа, и с этого учебного года отменил данное направление. Что касается методики, по которой мы работаем… Вы знаете, я отменил преподавание по английской системе.

– Почему?

– Потому что считаю, что это коммерческая система, она не помогает нашим детям. Такой вывод я сделал после долгих исследований и экспериментов. Я пришел к заключению, что идеальная система музыкального образования – это российская, 11 лет музыкальной школы. Мы стараемся постепенно ее адаптировать к нашим условиям, внося некоторые изменения, учитывая характеристики и особенности нашей страны.

ПЛАНЫ НА ГОД

– Какие проекты вы планируете на 2019 год?

– У нас три больших проекта. Первый из них – концерт «Гунарис» – состоится в марте и будет посвящен классическому шансону всего мира, начиная от Греции, Италии, Франции и России до Северной и Южной Америки. Это будет концерт живой инструментальной музыки. На нем будут также рассказывать об истории и эволюции шансона в разных странах.

Второй концерт пройдет в сентябре, после завершения смены в нашем лагере в Педуласе. Каждый август мы выезжаем с детьми в горы, репетируем, проводим интенсивные мастер-классы. Там же мы будем готовиться к концерту в сентябре. Это будет концерт исключительно симфонической музыки. В первой части будет исполнена увертюра из оперы Глинки «Руслан и Людмила». Вторая часть будет включать скрипичный концерт Венявского.

Во втором отделении концерта мы также сделаем нечто оригинальное. На нашем веб-сайте и на странице в социальной сети Фейсбук проходит голосование. Мы предоставим возможность нашим подписчикам самим выбрать то музыкальное произведение, которое мы сыграем во втором отделении.

Третий наш концерт будет в декабре – это очень большой проект, постановка балета.

Помимо проектов, которые запланированы в этом году, мы планируем в четвертый раз подряд принять участие в венском фестивале Music Fame. Он проходит каждый год в ноябре.

– Сколько концертов в году в среднем у каждого ученика?

– У каждого ученика от 10 до 15 концертов в год, включая его занятость в оркестре. Это концерты симфонической музыки, камерные и индивидуальные концерты.

МУЗЫКА – ЭТО КАК СПОРТ

– Какие качества требуются тому, кто желает посвятить себя музыке?

– Многие считают, что музыка – это просто развлечение. Нет, это профессия, которая требует устойчивости к психологическому напряжению и постоянной работы мозга. Это еще и спорт. Возьмем, к примеру, скрипку. Скрипка – это инструмент, который вообще неудобен для человеческой физиологии. В самом начале пути ребенок не может издавать красивые звуки. Боль не компенсируется музыкой.

– Больно?

– Да, больно. И больно до тех пор, пока не привыкнешь, не адаптируешься под особенности скрипки. По этой причине, кстати, многие бросают игру на скрипке в течение первых четырех лет. В это время необходима поддержка и помощь родителей.

– Возвращаемся к вашей истории. Когда вы поняли, что музыка – это навсегда, что это ваша будущая профессия?

– Я ходил в английскую школу в Никосии, подумывал стать врачом или инженером. В возрасте 12 лет я начал играть на фортепиано, мне очень нравились культурные мероприятия, которые проходили в школе. Постепенно я начал посвящать музыке больше времени, чем учебе. Я даже прятался в кабинете музыки, чтобы практиковаться в игре на инструменте. В пятом классе ради музыки я хотел бросить учебу. Мой отец сказал, что выбор за мной, поддержал меня. Я тогда, к счастью, понял, что бросать школу – плохая идея. В итоге я отучился, отслужил в армии, а потом поступил в консерваторию.

СТРАТЕГИЯ В ПРИОРИТЕТЕ

– Расскажите о том, что происходит с музыкой на Кипре. Есть мнение, что уровень музыкальных школ на острове отличается от уровня школ в больших странах и городах. Это и понятно, остров маленький. Но меняется ли что-то в лучшую сторону? Улучшается ли уровень исполнительского мастерства, уровень преподавания?

– Я должен с вами не согласиться в том, что уровень музыкального образования зависит от размеров страны. Например, в Израиле работают великолепные музыкальные академии. Трудности развития музыки на Кипре заключаются в следующем: здесь существует молодежный симфонический оркестр, который сегодня признан одним из лучших в Европе, и существуют музыкальные школы, которые не стремятся к развитию в том же темпе, что и оркестр. Почему? Во-первых, потому что Кипр – это единственная страна ЕС, где в музыкальных школах можно преподавать, не имея высшего музыкального образования. Это неправильно. Во-вторых, мы должны понять, что народная музыка – это одно, популярная музыка – это другое, а академическая музыка – это третье. Нельзя все это объединять в рамках образовательного процесса. Я считаю это главной проблемой. В-третьих, между музыкантами и художниками на Кипре существует своеобразная конкуренция, поэтому качество отходит на второй план.

Для будущего музыкального образования на Кипре важно создание государственной стратегии. Если государство пойдет на это, мы сможем достичь уровня других европейских стран.

Наталия КАРДАШ