Морские истории Кипра: двое против шторма - Вестник Кипра
Суббота, 20 июля 2019 09:00

Морские истории Кипра: двое против шторма

В порту их встречало очень много людей, им аплодировали, капитана подняли на руки и с криками «браво» подбрасывали вверх, а женщина сидела чуть поодаль на пирсе и плакала, разумеется, от счастья.

Морские истории Фото 1

Источник: Blogspot.com

Для некоторых море – это любовь и смысл всей жизни. Тогда выход в море – это совсем не про поиски улова.

Христина

Она уже ходила в море. Не в качестве пассажира, а в составе команды. Изучала лоцию, навигацию, премудрости промысловой ловли рыбы. Во всем помогая мужу на судне. Ей нравилась работа рыбака, да и уловы были хорошими.

Янис

«Капитан, капитан, улыбнитесь, ведь улыбка – это флаг корабля». Можно с уверенностью сказать, что эта песня именно про него. В годовалом возрасте отец-рыбак брал его в море на промысел. Однажды ребенка волной выбросило за борт с весельной рыбацкой лодки. Но он удержался на плаву и был спасен, тогда-то все и началось, как будто кто-то связал Яниса и воду в крепкий морской узел.

Шхуна «МОНИКА» уходит в море

Морские истории Фото 2

Шхуна «Моника» уходит в море. Фото из семейного архива Яниса и Кристины.

Они ходили за тунцом и меч-рыбой, доплывали до Сирии, Африки и Греции, находясь в море неделями. Фортуна улыбалась им, их трюмы были забиты рыбой. Бывало, они возвращались домой и пустые, пройдя не мало морских миль в поисках.

Это был декабрь 2009 года. Тяжелые и не простые времена для острова. Христина предложила пойти в море, чтоб пополнить домашние припасы рыбой и заработать денег с продажи. Погода благоприятствовала: штиль, ровная вода, безветрие. «Моника» с двумя пассажирами направилась в район Лачи, на северо-западную оконечность острова и дальше в открытое море. Они закидывали снасти - длинные, более километра, лески с буем и отводами, на которых цепляют наживку. Леска аккуратно уложена в бочки или, как их называют рыбаки на Кипре, «пирагави». Как только леска оказывается в море, - а это долгая и кропотливая работа, - на плаву остается только буй. На следующий день пара ходила по морю, снимая снасти.

Морские истории Фото 3

Поиск бочек в море. Источник: Фото из семейного архива Яниса и Кристины.

Им везло, улов был отличный. Они подняли на борт 15 меч-рыб. Решено было остаться еще на одни сутки в море. Они снова раскинули снасти в море.

Морские истории Фото 4

Ловля меч-рыбы, ночной промысел. Фото из семейного архива Яниса и Кристины

Шторм в девять баллов

Внешне ничто не предвещало непогоды. Но Янис был немного встревожен, он умел читать море. «Может немного и поболтает», - сказал он Христине. И они бросили специальный якорь. Шхуна «Моника» встала на ночную стоянку в открытом море.

Морские истории Фото 5

Ничего не предвещало шторм. Фото из архива Яниса и Кристины

Знаете ли вы, что такое шторм в девять баллов? Когда высота волн такая, что корабль и суда исчезают из поля зрения, края гребней волн разбиваются на тысячи брызг. Все море укрыто полосами пены. Ветер срывает паруса, видимость ухудшается стремительно. Видеть такую картину с берега уже не по себе, а каково это там, в море, где только волны, небо, и не видно края.

На вторые сутки Христина проснулась от того, что Янис звал ее на помощь, спросонья она еще ничего не поняла, осознала только одно: она не может встать на ноги оттого, что лодку очень сильно качало. Немного оправившись от сна, она огляделась и прислушалась, лодка трещала по каюте, в прямом смысле этого слова. На корточках она поднялась наверх, кроме нависающих пенящихся волн над лодкой и темного неба, и таково же силуэта лодки не было видно ничего. «Нож!» – крикнул Янис, не отрывая рук от штурвала, балансируя, отруливая шхуну между волнами. Лодка была приколота к месту, ее держал якорь-парус. В любой момент лодку могло опрокинуть волной. Якорь-парус – это парашют, который служит якорем. Его бросают в том случае, когда якорь не может достать дна. Парашют бросают в море, и на тихом ходу лодки он раскрывается, заполняясь водой, и тем самым держит корабль на одном месте.

Парашют держал шхуну, не давая ей ходу. «К штурвалу!» - кричал Янис. Христина встала за штурвал. В шуме моря, в брызгах, ударах волн, накрывающих лодку, в ее скрежете она видела, как Янис медленно цепляясь за борта, падая и вставая, нагибаясь, шел на нос лодки. Всего-то 5-7 шагов по зыби на краю. Не аттракцион. Кристина почувствовала через штурвал в руках, как лодка «вздохнула», в рубке появился Янис. «Получилось», – сказал он. Сколько времени прошло – не известно, но еще ночь, а шторм усиливался. Направление ветра и волн не позволяли лечь на обратный курс домой. Вероятность, что волна, сваливаясь и ударяясь об борт, перевернет баркас была стопроцентной. Корабль надо было вести строго на волну. Другого выхода нет. Они помолились. Стоя в рубке среди этого темно-белого шквала. Включили движки, захлёбываясь, шхуна затарахтела. Янис крепко вцепился в штурвал, Христина рядом, и они пошли навстречу нарастающим волнам и ветру.

Там, где нет времени

Янис безустанно крутил штурвал, отрабатывая маневр на волну. В шуме стихии заработало радио, вызывали берег, вызывал «Монику». «Шторм девять баллов, - услышали они. – Ваши координаты, высылаем помощь». Капитан сказал Христине: «Они спасут нас, но не корабль». «Моника» была частью жизни Яниса. Они молча смотрели друг на друга. Христина держала микрофон рации в руках. «Моника, ответьте», - было слышно по рации. Еще немного тишины среди шквала, которого они вероятно в эти секунды не слышали. И сначала робким, но далее уверенным и твердым голосом Христина ответила. «Ситуация под контролем, дала координаты, сказав, что помощь не нужна». Лодка, пробираясь сквозь штормовые волны, подходила к турецким водам.

Ветер поменялся

Дойдя практически до Турции, они заметили, что ветер поменялся, шторм немного ослаб. Было принято решение идти обратным курсом домой. Янис крутанул штурвал, лодка развернулась и легла на обратный курс. С берега шли бесчисленные сигналы. «Держимся, – отвечали они. Идем домой».

Христина спустилась в каюту. Среди всего прочего перевернутого хаоса катался детский надувной разноцветный мячик, как-то выловленный ими сачком в море. «Если лодка будет тонуть, и мы окажемся за бортом, буду держаться вот за этот веселый мячик», - подумала она. И села писать записку сыну. Лодка потрескивала, практически попутный ветер и волны гнали их домой. Работала помпа, откачивая воду. Теперь все зависело от лодки и ее «усталости». Уже к вечеру того же дня они увидели на горизонте редкие мерцающие огни острова. Сразу стало спокойнее, свет электрической лампы согревал рубку, мотор монотонно тарахтел. «Видим маяк, идем в порт», – по рации коротко сказала Христина.

Порт

Шхуна «Моника» остановилась за 15 метров от причала. Заглох движок. Кончилась соляра. Лодку эти пятнадцать метров подтащили буксиром. Сотни человек встречали их в порту, аплодируя. Капитана подняли на руки и качали. Христина сидела чуть поодаль и тихо плакала. Потом, чуть позже, понимая ее переживания, старые морские «волки», которые пришли встречать «Монику» и экипаж, подходили к ней и жали руку. Команду и шхуну «Моника» носило в штормовом море более 20 часов. Через несколько дней рыбаки нашли в море под Ларнакой банки с лодки «Моника» и передали их вместе с уловом хозяевам. Христину стали звать капитаншей.

Александр УТЕНКОВ