Показать содержимое по тегу: БЕЖЕНЦЫ - Вестник Кипра
Суббота, 01 августа 2020 09:00

Три важных кипрских вопроса

В нескольких словах расскажу вам о главных темах, которые обсуждаются сейчас на Кипре.

Введут или не введут локальный карантин?

С открытием границ увеличилось количество заболевших. Это было неизбежно. Этого ждали. Сейчас стали появляться случаи «без истории», то есть непонятно, где и когда заразился человек. И большая часть «новеньких» — бессимптомные, их выявляют при случайном тестировании. О чем это может говорить? О том, что вирус мутировал и теперь не страшен? О том, что экспресс-тесты могут быть неверны и часть из них изначально со знаком «плюс», часть со знаком «минус»?

Что бы там ни было, считается, что в Лимассоле вспышка заболеваемости, и несколько раз звучали неприятные слова «локальный карантин». Закроют город или не закроют? Учитывая настроения в правительстве и то, что я слышу от людей, причастных к принятию таких решений, думаю, что нет.
Но, скорее всего, если количество заболевших будет ежедневно исчисляться двузначной цифрой, снова введут ограничения на количество людей в публичных местах и общественные мероприятия.

Приедут ли туристы?

Экономика Кипра очень сильно зависит от того, сколько «свежих» денег привозят из-за рубежа. Дело в том, что мы очень мало производим, практически вс¸ – от продуктов до лекарств – закупаем за границей, нам нужно, чтобы кто-то «возвращал» эти деньги на Кипр. 3-4 миллиона туристов в год позволяют зарабатывать не только отелям, магазинам, ресторанам, но и сотням компаний, обслуживающим туристический сектор. В июне на Кипр приехали 9119 человек, это всего лишь 1,8% от того количества туристов, что страна приняла в июне прошлого года.

Статистика за июль пока не опубликована, могу предположить, что будет около 10%. В августе, например, 20%, и то, если повезет. Часть отелей открыты и еле-еле сводят концы с концами. При этом цены не уменьшают, чтобы привлечь местных жителей. Для киприота, получающего 1-2 тысячи в месяц, заплатить 1 000 евро за неделю в отеле (150-200 евро/сутки) – дорого. Сколько туристов может принять Кипр в условиях не полностью восстановленного авиасообщения, небольшого списка стран, из которых разрешены поездки, а также эпидемиологической ситуации в России и Великобритании, основных «поставщиках» туристов? Да еще и с локальными «вспышками» коронавируса, да еще и с общемировым настроением (в соцсетях усердно навязывают идею «второй волны» осенью)... Трудно предсказать, но полагаю, что туристов будет немного. По моим оценкам – в лучшем случае 20-25% от обычного числа.

Как контролировать количество беженцев?

Помните телевизионные кадры о том, как сотни людей прорывались через греческую границу? А потом в течение нескольких месяцев ни по одному каналу, нив одном телесюжете не прозвучала эта тема. Что стало с беженцами дальше? С теми, кто проник в Грецию. Продолжают ли беженцы из Турции переходить турецко-греческую границу или они прямо в один день передумали и больше не интересуются тайными тропами и открытым противостоянием?

Тишина. Вот такая же тишина и по поводу Кипра. «Нашим» беженцам не надо штурмовать границу. Они по ночам спокойно переходят зеленую линию, которую толком и не охраняет никто. Напомню, что протяженность этой линии более 300 км, раньше по всей «границе» были минные поля. Их разминировали, но ни забора, ни постоянных заградительных сооружений нет.

Вдоль «границы» на патрульных машинах ездят военные миссии ООН. Беженцы переходят ночью. Проехала мимо тебя машина? Теперь есть 15-45 минут, чтобы спокойно перейти границу. А в горных районах и того больше. Таким образом на Кипр проникли более 30 тысяч человек. И они ожидают теперь от кипрского правительства заветного статуса беженца, который предоставит им право жить и работать на Кипре. В лагерях беженцев регулярные бунты – об этом тоже стараются не говорить и не писать в прессе. Там в основном мужчины призывного возраста (в последнее время женщин и детей берут с собой только с целью прикрытия, чтобы уж не совсем мужская была компания).

С сожалением должна констатировать, что на Кипр прибывают в основном не беженцы, а экономические мигранты. Они могут найти 3-4 тысячи евро, чтобы их переправили через море. И надеются на большие заработки, когда добьются заветного статуса, пособий и права работать. Как наше правительство может закрыть границу, которой юридически нет? (Зеленая линия не является границей, если поставить забор, это будет означать признание того, что «ТРСК» – это отдельное государство, а Республика Кипр официально называет эту часть острова «территории, не контролируемые правительством»). Как без контроля зеленой линии ограничить количество претендентов на статус беженца? Как прокормить 30 тысяч человек? Где их содержать? Как депортировать, в случае отказа? На какие деньги и в какую страну? На все эти вопросы нужно найти ответы.

Среди других важных тем, на которые я рекомендую обратить внимание в этом выпуске газеты, – обязательность/необязательность прививки, проблемы с выдачей ID и паспортов, первые ограничения на прием пациентов в ГЕСИ (дальше будет хуже), нюансы восстановления авиасообщения.

Наталия КАРДАШ
Главный редактор

 

 

Опубликовано в Статьи

В рамках программы расселения претендентов на международную защиту в разных государствах Евросоюза Кипр отправил в Финляндию 16 человек. Это всего около 0,05% от общего числа беженцев на острове.

Сегодня около 3,8% населения острова — это люди, ищущие убежища, число прибывших на остров мигрантов и беженцев за все время достигло 34 000 человек. Кипр неоднократно просил помощи у стран-членов Евросоюза, чтобы переселить часть мигрантов, но предложение не вызвало у них энтузиазма. Тем не менее программа переселения существует, она на 90% финансируется Фондм Европейского союза по вопросам предоставления убежища, миграции и интеграции, остальные 10% выделила Республика Кипр.

кипр отправляет беженцев в финляндию reporter

Фото reporter.com.cy

Транспортировка беженцев в Финляндию была организована при поддержке Европейского офиса по поддержке предоставления убежища (EASO). Это первый этап проекта по переселению в общей сложности 30 уязвимых групп лиц, а именно женщин с детьми и несовершеннолетних без сопровождения взрослых, в Финляндию. Остальные 14 человек отправятся туда в августе. В конце июня EASO в своем докладе сообщал, что Кипр входит в число государств ЕС, где за прошлый год количество заявителей на статус беженца было больше, чем во времена миграционного кризиса 2015 года.

В прошлом году Кипр принял 13 650 просителей убежища, что в два раза больше показателей 2018 года. Всего в 2019 году власти Кипра предоставили статус беженца 150 заявителям, статус дополнительной защиты — 1 150 заявителям, отклонили почти 2 000 заявок.

 

Опубликовано в Политика

Суд Пафоса приговорил к двум годам тюремного заключения 20-летнего мужчину за содействие нелегальной миграции.

Суд постановил, что обвиняемый нарушил законы Кипра и Конвенцию ООН против транснациональной организованной преступности. Как установило следствие, мужчина перевозил беженцев на катере, не имея лицензии, что серьезно увеличивало риски для жизни людей. Суд, оглашая приговор, отметил, что к таким преступлениям — более строгий подход, потому что из-за стремления преступников нажиться на чужом горе десятки беженцев гибнут в воде, не имея возможности добраться до суши.

Срок содержания обвиняемого под стражей с 30 декабря 2019 года пойдет в счет срока приговора.

В июне в Республику Кипр через буферную зону попали 276 беженцев. Из них 197 мужчин, 41 женщина и 38 несовершеннолетних мальчиков и девочек. Прибывших по морю не было.

 

Опубликовано в Общество

Вечером 22 июля жители Агланджи провели акцию протеста против создания центра приема для беженцев в этом районе. В пику протестующим и одновременно с ними была организована другая акция — тех, кто не против нового центра и готов приветствовать мигрантов.

Муниципалитет планирует переделать под центр старую психиатрическую клинику Palladio, которая уже некоторое время пустует. Хотя у властей еще нет разрешения менять назначение бывшей больницы, работы по ее переустройству уже начались. Palladio находится на пересечении улиц Феофилу Георгиади и Александру Пападиаманти.

Инициативная группа противников центра заявила, что власти не консультировались с ними, когда принимали это решение, поэтому оно должно быть пересмотрено. Второй их аргумент против создания центра — у здания нет лицензии на то, чтобы быть центром приема беженцев, а без градостроительного разрешения начинать такие работы в жилом районе нельзя. В муниципалитете подтвердили, что заявок на пересмотр назначения здания Palladio не поступало.

Другая инициативная группа провела встречную демонстрацию, они держали плакаты с надписями: «Как вам не стыдно», «Мы тоже приехали в Агланджу как беженцы» и «Агланджа была и остается открытой для беженцев».

Читайте также: Количество заявок от беженцев выросло на 76% за год

 

Опубликовано в Общество

Турецкое вторжение 1974 года, дату которого недавно вспоминали на Кипре, стало не только крупнейшей геополитической и национальной катастрофой, но и экономической. Кризис изменил все, но государство и его граждане смогли сотворить настоящее экономическое чудо.

После турецкого вторжения в августе 1974 года финансово-экономический прогресс острова резко остановился, ВВП сократился на 7,7%, а в 1975 году — уже на 15,6%. По данным министра финансов Андреаса Пацалидиса, которые он привел на Международном конгрессе журналистов в 1977 году, 80% сельскохозяйственных земель, где выращивали цитрусовые и табак, главные экспортные продукты, оказались на оккупированной территории. Сельскохозяйственное производство упало на 50%. Был потерян порт Фамагусты, через который проходило 80% торговли страны, Республика Кипр лишилась международного аэропорта и между июлем 1974 и февралем 1975 года остров был просто отрезан от остального мира из-за отсутствия авиасообщения. На оккупированные Керинию и Фамагусту приходилось примерно 70% турсектора. Доходы страны практически упали до нуля. И в это время 200 000 беженцев с оккупированных территорий лишились крыши над головой и оказались выдворены со своей малой родины. Безработица достигла 35% от числа экономически активного населения. В период с 1975 по 1985 годы дефицит бюджета в среднем был на уровне 5,7%. Государство в этих условиях сотворило настоящее экономическое чудо. «Если под термином «экономическое чудо» понимать успешное спасение от полного краха, который казался неизбежным уже на следующий день после турецкого вторжения, и возрождение экономической деятельности, тогда это словосочетание вполне применимо к Кипру», — сказал глава Минфина Андреас Пацалидис в своей речи в 1977 году.

1974 GDP sigma

График изменения ВВП, начиная с 1960 г. Источник: sigmalive.com

В 1975 году для борьбы с кризисом был разработан двухгодичный экстренный план экономической деятельности, впоследствии друг за другом были приняты еще два. Целью плана было создать условия для самодостаточного экономического развития и постепенного восстановления до уровня накануне турецкого вторжения. Сделать это предполагалось через активное и рациональное использование ресурсов, оставшихся на территории, контролируемой республикой. Главными задачами было социальное обеспечение и расселение беженцев, создание возможностей для трудовой деятельности, восстановление производства и привлечение инвестиций. Силы были направлены на модернизацию портов Лимассола и Ларнаки, строительство нового международного аэропорта.

Важной была и помощь из-за рубежа. За десять лет с 1975 по 1985 гг. на поддержание кипрской экономики Греция направила 126 млн кипрских фунтов, а США — 45 млн фунтов. В итоге к 1977 году безработица сократилась до 3,1%, были созданы новые экономические отношения и контакты с рынками Ближнего Востока, который как раз в это время начал активно развиваться. Киприоты активно стали уезжать за границу. С 1976 по 1985 гг. кипрские эмигранты перечислили на родину в общей сложности 255 млн фунтов, то есть больше, чем США и Греция вместе взятые. К 1978 году сектор туризма вернулся к показателям 1973 года, а средний рост ВВП достиг 15%.

Читайте также: Пять катастроф за пятнадцать лет

 

Опубликовано в Статьи

Министерство здравоохранения объявило о новых мерах по сдерживанию распространения Covid-19. Они касаются людей, которые попадают в закрытые учреждения — лагеря для беженцев и тюрьмы.

Просители убежища, которые поступают в центры приема беженцев, теперь обязаны проходить тест на коронавирус до размещения в лагере. Аналогичная мера будет применяться и к заключенным — каждый новоприбывший в тюрьму или в место временного заключения под стражу также должен сдать пробу на коронавирус. Что касается тех беженцев и заключенных, что уже находятся в лагере или тюрьме, то их будут тестировать выборочно по усмотрению администрации.

Новые правила пришлось принять оперативно после того, как в воскресенье, 12 июля, зафиксировли сразу семь новых заболевших, пятеро из которых были сирийскими беженцами, которые прошли тестирование перед распределением в лагерь в Пурнаре.

Сегодня беженцы попадают в Республику Кипр без необходимых проверок, и в случае чего восстановить их контакты будет чрезвычайно сложно.

 

 

Опубликовано в Коронавирус

Эксперты всерьез встревожены количеством новых завезенных случаев коронавируса. Ситуацию прокомментировали вирусологи Петрос Караяннис и Леонтиос Костриккис.

Напомним, в выходные пять новых случаев коронавируса были выявлены среди 12 сирийских беженцев, которые, прибыв на оккупированные территории из Турции, пересекли буферную зону в районе Акаки и оказались в Республике Кипр, где их обнаружила полиция. Перед тем, как поместить эту новую группу в центр приема беженцев в Пурнаре, у всех из них взяли анализы, которые показали Covid-19 почти у половины.

Профессор молекулярной вирусологии Университета Никосии Петрос Караяннис заявил, что эта ситуация тревожна, так как никто не знает, вступали ли эти зараженные в контакт с кем-то еще. «Хорошо, что их заметили и проверили на коронавирус прежде чем поместить в приемный центр в Пурнаре», - сказал Караяннис.

Профессор Леонтиос Костриккис также обеспокоен всей сложившейся ситуацией, но он сделал акцент не на беженцах, а на том, что уже несколько заболевших привезли коронавирус из Сербии. Костриккис сказал, что научно-консультативный комитет предложит переместить Сербию в категорию С, поскольку это страна с высоким риском заражения. «Сербия должна быть отнесена к категории С», - сказал Костриккис, добавив, что после этого приехать на остров из Сербии смогут только граждане и резиденты Кипра.

Костриккис также задался вопросом, сознательно ли турки-киприоты разрешают беженцам пересекать Зеленую линию или они не имеют никакого понятия о дальнейшем маршруте приплывающих на оккупированные территории сирийцев. Из этого следует вопрос о реальной ситуации в «ТРСК» в связи с пандемией. Могут ли ответственные лица установить, с кем именно носители коронавируса вступали в контакт, пока шли с побережья до буферной зоны? Что характерно, турко-кипрские эпидемиологи до сих пор не представили своим греко-кипрским коллегам отчета о ситуации с коронавирусом , хотя те регулярно информируют их о статистике в Республике Кипр.

Костриккис также обеспокоен тем, что в контакт с беженцами вступали полицейские и иные должностные лица, которые, скорее всего, не соблюдали социальной дистанции и, заразившись, могли распространить болезнь среди своих коллег.

 

Опубликовано в Коронавирус

Кипр входит в число государств Европейского союза, где за прошлый год количество заявителей на статус беженца было больше, чем во времена миграционного кризиса 2015 года. Об этом сообщает доклад Европейского офиса по поддержке предоставления убежища (EASO Asylum Report).

Согласно отчету, в прошлом году количество заявлений о предоставлении убежища в странах ЕС+ (члены ЕС плюс Норвегия, Исландия, Швейцария, Лихтенштейн), выросло на 11% или на 738 425 человек, а затем еще на 16% в первые два месяца 2020 года. Из-за пандемии коронавируса число беженцев резко сократилось на 87%, но EASO прогнозирует, что высокие показатели начала года скоро восстановятся.

На Кипре эксперты зафиксировали одно из самых резких увеличений числа заявок в 2019 году — на 76% по сравнению с 2018 годом. Это 1,8% всех заявок в ЕС, что ставит Кипр на 11 место, если сравнивать абсолютные цифры. В прошлом году Кипр принял 13 650 просителей убежища по сравнению примерно с половиной этого количества в 2018 году и одной третью в 2017 году. 20% беженцев — граждане Сирии.

Еще на Кипре самые медленные темпы рассмотрения заявок — более 2 000 незакрытых дел на каждые 100 000 жителей. На конец прошлого года власти рассмотрели 18 795 дел, что на 85% больше, чем в 2018 году. Большинство беженцев (22%), которые ожидают интервью, тоже из Сирии.
Вместе с Кипром с постоянным потоком беженцев сталкиваются Мальта и Греция.

В прошлом году Кипр предоставил статус беженца 150 заявителям, что на 23% меньше, чем в 2018 году, а статус дополнительной защиты — 1 150 заявителям, что на 13% больше, чем в 2018 году. Власти отклонили почти 2 000 заявок, что на 56% больше, чем в 2018 году. Отказывали в основном гражданам Индии.

Кипр, наряду с Францией, Грецией, Мальтой и Испанией, столкнулся в 2019 году с большим числом просителей убежища, чем во время миграционного кризиса 2015 года. В Болгарии, на Кипре и в Греции, а также в государствах Западных Балкан, выросло число незаконных пересечений границы по сравнению с 2018 годом. 

Кипр также был одним из пограничных государств Евросоюза, наряду с Грецией, Италией, Словенией и Испанией, где зафиксирован наибольший рост отзыва заявок на предоставление убежища с 2018 по 2019 год.

В целом по Европе число заявок на статус беженца впервые с 2015 года выросло, а не сократилось. В два раза увеличилось количество беженцев из Венесуэлы, в три раза — из Колумбии. Наибольшая доля заявок была подана в Германии (165 615 или 22%), во Франции (128 940 или 17%), в Испании (117 795 или 16%). Меньше всего беженцев приходится на Лихтенштейн, Эстонию и Латвию. 11% всех заявителей были из Сирии, 8,2% — граждане Афганистана, 6,2% — Венесуэлы. Что интересно, больше всего положительных решений принято именно по гражданам Венесуэлы — 96% заявителей получили статус беженца. Среди сирийцев доля положительных решений достигает 86%, среди граждан Эритреи — 85%, среди граждан Йемена — 82%.

В докладе говорится, что страны реагируют на «изменение миграционных моделей» путем введения новых миграционных мер для того, чтобы эффективнее выполнять европейское законодательство о предоставлении убежища.

Европейский офис по поддержке предоставления убежища направляет своих экспертов в приграничные государства, чтобы помочь им справиться с потоком беженцев и повысить квалификацию местных сотрудников миграционной службы. В рамках этого проекта в 2019 году более половины всех заявок на Кипре, в Греции и Италии были обработаны с помощью EASO.

Полностью доклад можно прочитать здесь

 

Опубликовано в Политика
Понедельник, 22 июня 2020 14:33

Возможна ли интеграция беженцев?

На прошедшей неделе правительство объявило о новых жестких мерах борьбы с нелегальной миграцией. И если с потоком новых пытаются справиться, то что делать с теми, кто уже живет на Кипре?

Сегодня 3,8% населения острова — это люди, ищущие убежища, число прибывших на остров мигрантов и беженцев достигло 34 000. С цифрами сложно спорить, как сложно спорить и с тем фактом, что беженцы, живущие на Кипре, остаются практически не интегрированы в общество.

«Многие из мигрантов, никогда не посещавшие школу и выросшие в условиях постоянного насилия, несут в себе свой собственный травматический опыт, а все, что государство дает им — это купоны на еду и 100 евро на аренду. Сперва от них отмахиваются, говоря, чтобы они сами справлялись с трудностями, а потом в один прекрасный день мы понимаем, что из-за этого у всех могут возникнуть проблемы», — говорит руководитель неправительственной организации по поддержке мигрантов KISA Дорос Поликарпу.

На данный момент человек, подавший заявку на предоставление статуса беженца, получает 361 евро в месяц, это талоны на питание, одежду и обувь общим номиналом 186 евро, пособия в 75 евро на электричество и воду и чек на арендную плату в размере 100 евро, который отправляют непосредственно арендодателю на основании подписанного договора аренды. Через месяц после подачи заявления кандидатам на статус беженца можно начинать искать работу в секторах сельского хозяйства, утилизации отходов, уборки или доставки продуктов питания. «Эти люди реально пытаются выжить», — говорит исполнительный директор неправительственной организации Caritas Cyprus Элизабет Кассини.

Хотя число мигрантов, прибывающих на остров, начало увеличиваться еще в 2017 году, Кипр оказался не готов к этому. Эта неготовность касалась как количества мест в центрах приема беженцев, так и управления всей ситуацией в целом.

В последнем информационном бюллетене Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ ООН) от 1 апреля говорится, что с 2002 года на Кипре получили международную защиту 12 410 человек или 1,46% от всего населения. Еще 19 960 заявок (или 2,35% от населения) находятся на рассмотрении. То есть нынешние «3,8% населения», о которых постоянно напоминают власти — это отчасти «заслуга» государственных служб, которые просто не в состоянии оперативно работать с заявками, отказывая тем, кто не имеет права на статус беженца, и «разгружая» сектор.

Полиция Кипра тем временем рапортует, что в некоторых районах большая численность беженцев или мигрантов и отсутствие интеграционных мер спровоцировало рост преступности. Об этом рассказал официальный представитель правоохранительных органов Христос Андреу. В качестве примера он привел Хлораку, где группа сирийцев из 20 человек начала терроризировать местных жителей и других беженцев, проживающих в деревне. Полиция усилила свое присутствие в этом районе, а сами местные организовали группы дежурных, чтобы не допустить ситуаций физического или морального насилия. По словам Андреу, полиция также установили прямые каналы связи с беженцами и мигрантами. «Мы информируем их о законах Кипра, так как эти группы могут не считать определенные действия преступлением», — говорит Андреу. В настоящее время полиция готовит листовки с изложением некоторых из этих вопросов на арабском языке, а в будущем, возможно, и на других языках. С тех пор, как полиция начала активно принимать меры, проблемы уменьшились, сказал Андреу. Он вспомнил о примере исторического центра Никосии. После того, как полиция усилила свое присутствие и установила связь с беженцами, преступность в этом районе снизилась.

«Ключом к тому, чтобы избежать маргинализации и геттоизации, является интеграция, — говорит сотрудник УВКБ ООН по общественной информации Эмилия Строволиду. — Если беженцам дать возможность выучить язык, получить доступ к профессиональной подготовке и рынку труда, почувствовать, что они принадлежат к новому сообществу, то интеграция может быть успешной. И это будет беспроигрышная ситуация как для беженцев, так и для местного общества». «Действительно, именно тогда, когда они чувствуют себя маргинальными элементами, они и представляют наибольший риск», — подтверждает Дорос Поликарпу.

Национальная стратегия интеграции мигрантов находится в стадии разработки с тех пор, как истек срок предыдущей в 2012 году. В настоящее время местные власти прибегают к европейским программам, по которым, совместно с Министерством внутренних дел, финансируют схемы, направленные на то, чтобы позволить мигрантам интегрироваться в общество. Хотя они важны и полезны, Поликарпу называет их каплей в море. Проблема заключается в том, что они не имеют непрерывного срока действия и реализуются в течение ограниченного периода времени. Они не предлагают более всеобъемлющий подход.

Кирьякос Пьеридис, участник проекта Open Society, реализуемого в Ларнаке и Пафосе и посвященного интеграции граждан третьих стран, сказал, что мигранты сталкиваются с тремя основными проблемами: поиск жилья, доступ к рынку труда и изучение языка. «Этим людям нужно работать. Вопреки общественному мнению, они не хотят стоять в очереди и просто получать ваучеры. Они действительно хотят трудиться», — говорит он.

«Тревожная тенденция навешивания ярлыков на беженцев и восприятия их как угрозы разжигает страх и не способствуют созданию благоприятной среды — необходимого условия для плавной интеграции», — говорит Строволиду. «Интеграция — это процесс. Речь идет о том, что вы можете сделать, чтобы сблизить людей. О том, как во благо использовать наши различия», — добавляет Поликарпу.

Ранее на этой неделе в рамках проекта Open Society муниципалитет Ларнаки организовал экскурсию, на которой мигранты могли познакомиться с местной культурой. Экскурсия охватила Лефкару и Хирокитью, район Соляных озер и мечеть Хала Султан Текке, набережную Финикудес, средневековый форт Ларнаки, церковь св. Лазаря и мечети Захури и Кепир. «Впервые мы поговорили с ними и услышали их проблемы», — говорит Кирьякос Пьеридис.

 

Опубликовано в Политика

От иностранных студентов теперь будут в обязательном порядке требовать банковскую гарантию, сертификат, подтверждающий знание английского языка, и заявление о том, что на родине они не подвергаются риску преследования. Эти меры сегодня одобрил Кабинет министров, чтобы пресечь незаконную миграцию.

Студенты, которые едут не за учебой

Власти намерены бороться с фиктивным зачислением студентов в кипрские частные вузы, так как некоторые приезжие пользуются этой лазейкой, чтобы оказаться на Кипре. Ни о какой учебе в этих случаях речи не идет. Теперь от иностранных студентов будут в обязательном порядке требовать банковскую гарантию, сертификат, подтверждающий знание английского языка (также экзамен можно будет сдать уже на Кипре), и заявление о том, что на родине они не подвергаются риску преследования. Право работать будет ограничено только учебной практикой или сектором, который непосредственно связан с получаемым образованием. Число максимального числа иностранных студентов будет также ограничено.

Комментируя это решение, министр внутренних дел Никос Нурис заявил, что существует разница между беженцами, спасающимися от войны в своей стране, и теми, кто прилетает на Кипр, чтобы формально зарегистрироваться в качестве студента. Такие люди пользуются ситуацией и мешают настоящим беженцам, нуждающимся в помощи, оперативно получить защиту и поддержку. За последние несколько лет 3 014 бывших студентов подали заявку на статус беженца после окончания учебы.

Новый приемный центр и ускоренное рассмотрение заявок

Нурис рассказал, что близ деревни Менойя строится новый приемный центр для беженцев, который будет готов к сентябрю. Все лица, ходатайствующие о международной защите, будут размещены там до принятия решения. Особое внимание теперь будут уделять ускорению процесса рассмотрения прошений о предоставлении статуса беженца и отказов в необоснованных случаях. Процедура рассмотрения заявки будет занимать примерно 50 дней. Служба предоставления убежища с 1 июля будет укомплектована 30 новыми сотрудниками, чтобы она могла работать более оперативно. Сегодня на рассмотрении находится 19 200 заявок, которые должны быть изучены в скорейшие сроки. Еще 2 500 человек ждут рассмотрения их апелляции в суде по международной защите. К этому надо добавить 11 600 человек, которые уже получили статус беженца.
Также Кабмин решил, что необходимо сократить срок обжалования отрицательного решения по предоставлению убежища с 42 до 10 дней.

Министр также рассказал о репатриации тех, чьи заявки уже были отклонены. Правительство зафрахтовало один самолет и в ближайшее время забронирует еще один, чтобы отправить тех, кто получил отказ, «в безопасную страну».

Нурис сказал, что правительство хочет послать четкий сигнал всем жителям Кипра и своим коллегам в Евросоюзе о том, что остров достиг лимита и не потерпит злоупотребления системой, предназначенной для людей, которым действительно требуется помощь. Он добавил, что Кипр также хотел бы, чтобы Брюссель создал централизованную систему репатриации лиц, чьи заявки отклонены.

Другие предложения Кабмина включают ужесточение мер по борьбе с фиктивными браками и более строгое патрулирование Зеленой линии.

Фиктивные браки

Другие предложения Кабмина включают ужесточение мер по борьбе с фиктивными браками. С 2017 по 2019 год на острове было зарегистрировано порядка 4 000 подобных союзов. Сотрудники муниципалитета, регистрирующие отношения, должны требовать свидетельство об отсутствии семейных отношений. Те муниципалитеты, где будут замечены фиктивные бракосочетания, МВД будет лишать права регистрировать отношения в принципе.

Список «безопасных стран»

МВД составит список безопасных стран, в который включит 21 государство. Власти будут считать, что заявки на статус беженца от граждан этих стран необоснованны, если только заявитель не сможет доказать обратного, то есть что возвращение на родину связано для него с риском для жизни.

Никос Нурис отметил, что избыточное количество беженцев и мигрантов уже дает о себе знать. «Гетто, которое сложилось в Хлораке, ужасные условия проживания мигрантов в историческом центре Никосии, эксплуатация иностранных рабочих – это только некоторые примеры того, как сложно справиться с этой темой», — сказал он. Поэтому крайне необходимо принять новую миграционную политику, в том числе, чтобы люди, которые действительно нуждаются в убежище, не становились жертвами спекуляций.

 

Опубликовано в Общество
Страница 1 из 4